Д: ДРУГОЙ

(про Я и Не-Я)

Ну а это одна из моих любимых тем для психоаналитических размышлений. И я часто то там, то тут отрывочно затрагиваю её в статьях - я пишу про типы привязанности, стили построения взаимоотношений, защитные механизмы, сознательные и бессознательные установки - короче, про все, что так или иначе касается отношения Я с внешним миром и Другими и, главным образом, "значимыми другими" (психоаналитический термин для обозначения наиболее близкого человека или узкий круг людей). Теперь же коснемся основы основ - откуда берется этот Другой и почему именно он становится значимым и мы с ним выстраиваем отношения заведомо определенным образом.

ПРЕДЫСТОРИЯ
Представьте себе малыша, который 9 месяцев жил в утробе матери и только что появился на свет. Он ничего о себе не знает. Он, как сказали бы духовные учителя, находится в недвойственности – то есть не разделяет «я» и мир. Это состояние слитности, целостности, полноценности, когда все что происходит - происходит и со мной и во мне, потому что нет разницы. Но ребенка сразу же начинают атаковать внешние и внутренние импульсы - тепло/холодно, больно/приятно. Какие-то ощущения он приписывает себе, какие-то проецирует во внешний мир. Кроме того, маленький человек сразу же попадает в социальную среду, в уже существующую сеть взаимоотношений, где ему заранее было уготовано место желанного или нежеланного, первого или пятого, ребенка от любимого или нелюбимого мужчины/женщины. Родители и/или близкое окружение тут же наделяют его массой проекций - он похож на тетю Свету, наверное он будет футболистом, нет певцом, у него взгляд как у Сальвадора Дали, он будет самым смелым и т.д. и т.п. Добавьте массу бессознательных ожиданий и высказанных или невысказанных страхов и тревог ("а вдруг он заболеет", "а что будет, если у него будет дедушкин нос и он будет столь же сварлив"). Какие-то проекции (вероятно, наиболее сильные) ребенок принимает, какие-то собственные ощущения вытесняет - в общем, "я" и "мир" начинает разделяться. А по сути "Я" начинает терять (отщеплять) отдельные свои части (Не-Я), приобретая все более и более четкий индивидуальный психический облик. 
Позднее ребенок начинает взаимодействовать с окружением более или менее осмысленно, и обнаруживает, что к скорости реакции и приобретению физических навыков мама остается безучастна, но как только он демонстрирует чувства, мама начинает радоваться и обнимать его. Или папа может награждать ребенка за мыслительную функцию, а чувства проявлять запрещает ("Ты ж мужик!"). Или ребенок получает конфету, когда делает что-то "быстрее, выше, сильнее" других детей. Так ребенок быстро приспосабливается к окружению и начинает подавлять то, что малоценно или запретно, и развивать то, что доставляет удовольствие родителям (а на первых порах, значит и ему самому, ведь он идентифицируется с ухаживающими взрослыми и во всем подражает им). Итак, значительная часть от бывшего нераздельным с миром Я оказывается отщепленной - дифференцируясь от целого Я становится маленьким и, если можно так сказать, узконаправленным.
Все полученные установки, самоопределения и самоощущения у большинства людей пересматриваются ещё раз в подростковом возрасте в частности под влиянием изменчивого гормонального фона. А затем у взрослого человека на протяжении большей части жизни остаются практически неизменным - черты характера, привычки, схемы поведения могут более или менее значительно изменяться. Но базовые характеристики остаются. Та часть Я, которая изначально отделилась от мира и сформировала свои границы (в возрасте примерно от 0 до 5 лет) остается неизменной. Более или менее неизменным остается и мир.

КТО ЖЕ ТАКОЙ ДРУГОЙ? 
Всё, как всегда, просто, и я уверена, вы уже догадались: значимый другой - это та часть Я, от которой нам когда-то пришлось отказаться. И теперь мы всеми силами пытаемся эту часть вернуть себе, отождествляясь со своей ролью в отношениях с таким объектом, то есть сближаясь с ним (эмоционально, ментально, физически или все сразу). Предыдущее предложение вышло сложным, перечитайте его, если нужно, а затем вспомните то чувство, когда вы встречаете "своего" человека. Ту тоску и тот интерес, то желание слиться с ним, ту радость, которая переполняет тело и ум, когда вы видите или даже просто думаете о "нем". В общем, вспомните влюбленность. Желание быть одним целым в психологическом смысле более чем обосновано, потому что некогда так оно и было, с разницей в том, что эта часть была в вас самих. 
Чем болезненнее это чувство (ведь опыт влюбленности субъектом может оцениваться не только как положительный), желание его испытать или избегать, тем актуальнее данная часть и тем более она бессознательна. Потому что сознательная любовь - это всегда радость, вы радуетесь что нашли ещё один кусочек себя вне зависимости от того, взаимно ли это чувство, это ещё один кусочек пазла, ведущего к целостности.

Кстати, подобное актуально и для негативных чувств - такие чувства тоже возникают по отношению к людям, олицетворяющим собой наши потерянные части. Только теперь части отрицаемые нами в нас самих. И чем сильнее неприязнь к какому-либо лицу, тем больше подавлено осознание присущих субъекту неприязни свойств и качеств в самом себе. Тем сильнее будет хотеться избежать реальной встречи с таким человеком, и тем болезненнее будут и мысли о нем.
Ну и в общем то же самое со всеми "другими", в том числе и менее значимыми. "Сложные отношения" с кем бы то ни было, на самом деле лишь олицетворяют те или иные сложные отношения между сознательными и бессознательными частями "Я". 

Кстати, тоска именно по этой неразделенности Я со всем (потому что и я-то из всего ещё не дифференцировалось) и заставляет нас искать абсолютной истины, целостности и (не побоюсь этого слова) просветления. У нас уже был этот опыт единства всего со всем, именно с этого каждый из нас начинал, и мы интуитивно помним это, стремимся к своим частям, чтобы поскорее вернуться к этому изначальному блаженству. Но с той разницей, что тогда оно (блаженство) было бессознательное, ближе к животному. Пройдя же через опыт познания себя и мира (как Ева с Адамом в небезызвестной истории про яблоко), мы снова вернемся к райскому существованию в единстве всего со всем.

Счастливого пути! 
Катерина Суратова